Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

  • podfmru

Рунетология (295): Александр Иванов, президент Национальной ассоциации дистанционной торговли

N.B. К сожалению, PodFm испытывает технические проблемы. Подписывайтесь на зеркало программы на soundcloud.com/netology

Когда в России появились каталожные проекты? Какое событие для электронной коммерции было главным в прошедшем году? Почему в мире так и не научились собирать НДС с зарубежных покупок?

Интервью с гостем:
— Чем занимается Национальная ассоциация дистанционной торговли?
— «Наверное, ни каталоги, ни телемагазины не умрут».
— Каким образом Aliexpress и подобные помогают развитию электронной коммерции в России?
— Таможня не дала добро: будут ли снижать беспошлинный порог для зарубежных покупок?
— Что ждет дистанционную торговлю в 2017 году?

  • podfmru

Рунетология (293): Герман Клименко, советник Президента Российской Федерации

N.B. К сожалению, PodFm испытывает технические проблемы. Подписывайтесь на зеркало программы на soundcloud.com/netology

Почему Герман согласился стать советником? Ждёт ли российский интернет «огораживание»? В каких секторах экономики цифровые технологии могут обеспечить прорыв? Каким станет Рунет в 2017 году?

Интервью с гостем:
— Что в работе советника от экономики, а что от политики?
— Чем занимается Институт развития интернета?
— Почему Герман Клименко взял на флаг телемедицину?
— В чём на самом деле проблема с «законом Яровой»?
— «Мне кажется, <при блокировке LinkedIn> Роскомнадзор преодолел мощное внутреннее сопротивление».

«Закрывая страну, власти обрекают ее на застой»

Санкции США способствовали укреплению российской экономики. Об этом в эфире телеканала CBS заявил американский сенатор Линдси Грэм. В частности он уточнил, что рубль поднялся в цене и укрепился фондовый рынок. О том, как введение санкций повлияло на потребительские настроения российских граждан, рассуждает экономист Сергей Алексашенко.

  • podfmru

Политолог Федор Лукьянов: «От России ждут, что она станет «Советским Союзом лайт&ra

Выпуск от 2013-12-27 20:17:00.
Ведущие: Елена КРИВЯКИНА.
В гостях: Политолог Федор Лукьянов.

Эксклюзивы из первых уст. В гостях у радио «Комсомольская правда» видные политики, общественные деятели, звезды и персоны, о которых говорят. Они говорят, чтобы вы услышали!

  • podfmru

«Власть и оппозиция своим осмысленным существованием обязаны друг другу»

В ближайшую субботу на телеканале «Дождь» пройдет «прямая линия» с кандидатами в мэры Москвы. В ней примут участие все претенденты на пост, кроме Николая Левичева и временно исполняющего обязанности столичного мэра Сергея Собянина. Последний, в свою очередь, в четверг проведет собственную «прямую линию» на телеканале ТВЦ. Правда, не как кандидат, а как действующий градоначальник. Наблюдая за предвыборными баталиями, журналист Станислав Кучер пришел к выводу, что и апологетам власти, и оппозиционерам стоит перестать делить людей на своих и врагов.

Наблюдая за предвыборными схватками последних месяцев, не без легкой грусти констатирую: наше общество по-прежнему смотрит на мир сквозь черно-белые очки. По-прежнему —— потому что так происходит уже как минимум лет сто. Вспомним, как интеллигенция Серебряного века люто ненавидела тогдашнюю власть и аплодировала всем ее противникам: от эсеров-террористов до большевиков. А власть, в свою очередь, гнобила и террористов, и интеллигенцию. 1917 год, по сути, ничего не изменил, только роли поменялись. В итоге мы получили взамен одной лютой ненависти другую, а вместе с ней —— невиданную прежде эмиграцию, расстрелы, сломанные судьбы.

Я это все к тому, что история, похоже, никого ничему не учит. Великое число интеллектуалов (в кавычках и без) дня сегодняшнего, как и сто лет назад, больше волнует форма, а не содержание. Неважно, к чему стремятся Навальный или Собянин, Путин или Прохоров, Гудков или Воробьев. Главное —— как внешне проявляется это стремление. Одни утверждают: если Володин объявляет о политической оттепели, значит, заведомо врет от первого слова до последнего. Другие с не меньшим запалом: раз Навальный берет подписи у муниципалов с благословления своего конкурента, значит, продался властям с потрохами. Только так, а не иначе.

А почему, собственно, не иначе? Почему, например, большинство из нас не может допустить хотя бы мысль, что даже упертые апологеты режима понимают гибельность продолжения «эпохи стабильности» без привнесения в эту эпоху новых идей, людей, решений? Почему, по убеждению многих, тот же Навальный на пути к власти должен играть роль Че Гевары и крушить все и вся? На мой взгляд, он уже сейчас начинает осознавать себя как политик государственно масштаба, а значит, чувствовать ответственность за Россию и ее граждан.

В общем, жить и бороться, я уверен, имеет смысл с миром в душе и улыбкой на лице. С пониманием, что человек борется (как и ест), чтобы жить. Что борьба против может быть в лучшем случае частью борьбы за, а не наоборот. С осознанием того, что вы —— часть совершенно неизбежного движения к лучшему.

«Ты о чем вообще? —— с негодованием обрушится на меня убежденный оппозиционер. —— Да они Pussy Riot посадили, „антисиротский“ закон приняли, Навального приговорили». «К какому еще лучшему?! —— не менее искренне возмутится верный путинец. —— Да твоя оппозиция уже везде, вон Ройзман мэрское кресло не ровен час получит, Навальный в эфире друзей президента склоняет, Ходорковский скоро на свободу выходит».

Конечно, к лучшему, отвечу я обоим. То, что народ по всей стране все активнее берет собственную жизнь в свои руки, не заметит только слепой. И это движение уже точно никакие условные «чекисты» не остановят. Главное, что хочу напомнить всем по обе стороны баррикад: мы не на войне с внешним врагом. Даже не на гражданской, и не дай бог на ней оказаться.

А еще полезно вспомнить Гребенщикова: «Эта земля была нашей, пока мы не увязли в борьбе». Вспомнить и перестать делить людей на своих и врагов. Тем более, и власть, и оппозиция —— это закон жизни, как вдох и выдох —— своим осмысленным существованием обязаны исключительно друг другу.

  • podfmru

Ввод войск в Чехословакию в [nobr]1968-м:[/nobr] расхлебывать пришлось простым людям

В этот день ровно 45 лет назад — в 1968-м году — на территорию Чехословакии были введены войска пяти стран Варшавского договора. С подробностями — Андрей Светенко в рубрике на «Вестях ФМ».

Львиную долю составляли советские, да и вообще всем понятно, что не польские, болгарские, венгерские и немецкие коммунисты были организаторами вторжения, это было решение Кремля. Кстати, потом, задним числом, ввод войск в братскую Чехословакию поимеет научное обоснование. Будет названо Доктриной Брежнева об ограниченном суверенитете для стран соцлагеря. Простыми словами суть ее — мы по мелочам не вмешиваемся, руководим в главном.

Мелочами могли быть — многопартийность — как в ГДР, показная, конечно. Все партии признавали руководящую и направляющую роль коммунистов, в Польше не было коллективизации, в Венгрии существовал частный сектор в мелкой промышленности как при НЭПе.

Другое дело — незыблемые принципы внешней политики — то есть пребывание в этом самом соцлагере. А лидеры Чехословакии — Дубчек и Черник — уже договорились, в смысле, пообещали допустить в стране настоящую политическую оппозицию. Поэтому замысел Кремля заключался в том, что с вводом советских войск в руководстве Компартии Чехословакии — обнаружат себя здоровые силы, которые выступят с заявлением о помощи — и тогда вторжение будет задним числом оформлено как соответствующая просьба о помощи. Элементарная политтехнология, опробованная в Венгрии в 1956-м году, когда нашелся такой проситель — Янош Кадар. И официальная пропаганда именно так и только так объясняла появление советских войск в Будапеште, как ответ на просьбу венгерских товарищей.

Но в Чехословакии этот сценарий не сработал. На экстренно собранном заседании Президиума КПЧ большинством — в 7 голосов против четырех — было принято заявление с осуждением вооруженного вмешательства. Расчет советского руководства на перевес в шесть против пяти в обратную сторону не оправдался. При этом Дубчек выступил с воззванием по радио, призвал жителей страны к спокойствию, чтобы не повторять кровопролитный опыт Венгрии, память о которой тогда была очень свежа. О том, что чехословацкая армия не будет открывать огонь по советским войскам, неоднократно заявлялось и ранее, когда конфликт только назревал. Эта позиция была также подтверждена.

В результате расхлебывать пришлось простым людям. С одной стороны, гражданам Чехословакии, вышедшим на улицы в знак протеста. С другой — советским солдатам и офицерам, которые в словесных перепалках не могли четко и внятно объяснить, зачем они тут появились. Правда, известный писатель Генрих Белль, очевидец событий того дня, считал, что именно в этом столкновении и был смысл — «Это была дьявольски задуманная чистая война нервов между пражанами и советскими солдатами. И должен сказать, обе стороны держались смело и человечно».

Да и потом на протяжении десятилетий держать ответ за доктрину Брежнева при встрече с чехами и словаками приходилось держать простым советским людям... А эту, моральную сторону дела, точнее всего определил поэт Александр Твардовский —

Что делать нам с тобой, присяга.
Где взять слова, чтоб рассказать о том,
как в 45-м нас встречала Прага.
И как встречала в 68-м...

«Для системы такие люди, как Фарбер, опаснее, чем все звезды оппозиции вместе взятые»

Защита Ильи Фарбера намерена обжаловать приговор. Художник и учитель накануне был приговорен судом Тверской области к семи годам и месяцу колонии за получение взятки. Журналист Станислав Кучер считает, что в деле бывшего директора сельского дома культуры отразилась одна из главных проблем российской интеллигенции.

Я, к сожалению, не знаком с Ильей Фарбером. Я не держал свечку, когда он вел переговоры с партнером, который потом передал ему меченые купюры и обвинил в вымогательстве взятки. Я не могу утверждать, нарушал Фарбер закон или нет. Уверен, каждый, кто слушает меня, понимает две вещи. Первое: приговорить по всей строгости у нас можно каждого, кто заключал в жизни хоть один хозяйственный договор. Второе: семь лет «строгача» за взятку, на которую даже автомобиль эконом-класса не купишь, это слишком. Приговор Навальному по сравнению с этим —— верх человеколюбия.

Почему система обошлась с Фарбером столь жестоко? Потому, смею предположить, что для системы такие люди, как Фарбер, куда опаснее, чем все звезды оппозиции вместе взятые. Поведение политика-оппозиционера предсказуемо.

Всех «политических животных» (красных, белых, голубых) объединяет одно: им нужна власть, и они делят мир на «своих» и «чужих». Идущий в народ романтик, мечтатель, одержимый идеями просвещения и изменения мира —— человек совсем другой группы крови.


Вспомните шукшинских «чудиков», выходящих за рамки традиционных представлений о человеческой жизни, самим своим существованием бросающих вызов власти посредственностей. Вспомните учителя, героя Робина Уильямса из «Общества мертвых поэтов». Вспомните, наконец, первых русских народовольцев, избравших то самое «хождение в народ».

Возможно, Илья Фарбер совсем другой, всех мотивов его переезда в деревню не знает никто. Но образ, тип человека, который Фарбер олицетворяет сейчас, именно таков. Во все времена именно такие люди больше всего раздражали и власть, и то самое обывательское большинство, на которое власть опирается. Мечтателей, стремящихся к духовному росту, невозможно контролировать. Миссионерствующие мечтатели опасны вдвойне.

На мой взгляд, если Илья и совершил серьезную ошибку, то она заключается в том, что он пришел слишком рано. Энтузиазм столичного идеалиста столкнулся с прагматизмом сегодняшней русской деревни, которую волнует единственный вопрос —— как выжить. Именно в этом и заключается проблема лучших представителей русской интеллигенции.


Со своими красивыми идеями они пришли слишком рано туда, где их не ждали. И, в отличие от американцев в Ираке, они не пересекали чужих границ. Их не ждали в собственной стране. А потому выбор, стоящий теперь перед ними, прост: или уехать далеко-далеко, или оставаться здесь, но умерить пыл, с которым они взялись изменить родное отечество. Для последнего, правда, нужна особая сила, особая вера и главное —— настоящая любовь. Любовь к тем, кто не придет на твою защиту, а, скорее, выступит свидетелем против тебя. Просто потому, что они тебя не звали.

Пражская весна: 2000 слов в поддержку демократии

Полное название текста — «2000 слов, обращенных к рабочим, крестьянам, служащим, ученым, работникам искусства и всем прочим». Автором манифеста был писатель Людвиг Вацулик. Имя не самое известное, но зато под этим документом стояли подписи 60 самых известных деятелей культуры Чехословакии. И если бы речь шла о мнении каких-то сторонних интеллектуалов, диссидентов, оппозиционеров... 2000 слов были сказаны в защиту демократических реформ, проводимых руководством чехословацкой компартии во главе с Александром Дубчеком. Это были 2000 слов в поддержку социализма, правда, с уточнением: социализма с человеческим лицом.

В этом смысле манифест был призван показать, что народ и партия в Чехословакии едины. Надо напомнить, что Дубчек был избран первым секретарем КПЧ в январе того же 1968 года. Он объявил программу преобразований общества: свобода слова не на словах, а на деле, с отменой цензуры, свобода передвижений (с заявительным порядком выдачи загранпаспортов, а в странах соцлагеря это было немыслимо), контроль деятельности органов госбезопасности со стороны общества. В экономике — децентрализация, появление частной и коллективной форм собственности, в национально-государственном плане — создание федерации из трех действительно равноправных республик: Богемия (Чехия), Моравия и Словакия.

Либерализация общества и компартии в Чехословакии до поры до времени что называется сходила с рук. В Советском Союзе люди о нем вообще мало что знали. Ну, разве что чехословацкие фильмы середины 60-х стали какими-то несоциалистическими: «Лимонадный Джо» про американскую жизнь, «Если бы тысяча кларнетов» — какой-то пацифистский, глобально антивоенный. Хотя многих фильмов и книг — символов Пражской весны — у нас, конечно, не видели и не читали — тех же Милоша Формана и Милана Кундеры. Впрочем, подозрение, что в Чехословакии творится что-то неладное, у наших людей присутствовало. Слишком уж отчаянно сражались хоккеисты сборной ЧССР против сборной СССР на олимпийском турнире в Гренобле, а когда выиграли со счётом 5:4, то в Чехословакии был прямо какой-то национальный праздник. А ведь олимпийскими чемпионами стали мы. Чехи проиграли другим командам, но, похоже, для них была важна победа только над нами.

Конечно, Брежнев (кстати, большой любитель хоккея) руководствовался не этими соображениями. Но первые раскаты грома уже раздались. В марте 1968 на международном совещании коммунистических и рабочих партий в ГДР прозвучала серьезная критика в адрес Дубчека и проводимых им реформ. Критика, к которой адресаты не прислушались. До начала операции «Дунай» с вводом войск Варшавского договора в Чехословакию осталось 2 месяца.

«Никакая группировка не остановит скорый закат самодержавной традиции в России»

С точки зрения отношений власти и общества история моей страны — это череда «заморозков» и «оттепелей». Многие ученые видят особенность России в том, что политические зимы у нас традиционно длиннее политических весен, а настоящего лета, то есть периода стабильности и торжества демократических свобод одновременно, страна не знала вообще.

Поделюсь собственным жизнеутверждающим наблюдением. «Заморозки» становятся реже и короче, «оттепели» — чаще и длиннее. Скорое политическое лето, то есть закат самодержавной традиции, неотвратимо, как лето климатическое, и никакая власть предержащая группировка не способна сей процесс остановить.

События последних недель — лучшее тому свидетельство. С одной стороны — бредовые законодательные инициативы «ЕдРа», якобы призванные укреплять традиционные ценности. С другой — развод президента, перечеркнувший эффект многих им же одобренных консервативных начинаний. С одной стороны — совершенно недемократический ход Собянина, с другой — вызванная именно им встряска оппозиционных партий и неизбежное пробуждение гражданского самосознания, казалось, вновь заснувших москвичей, которое еще неизвестно чем для власти обернется. С одной стороны — нашумевшие в Facebook истории новых «политических эмигрантов», с другой — победа Ольги Романовой и Алексея Козлова в борьбе с еще вчера совершенно закрытой и незыблемой системой. Кстати, ни Козлов, ни Навальный, ни Ройзман, ни Лебедев, ни многие другие, над кем висит реальная угроза встречи с этой системой, расставаться со страной не собираются. А «новые эмигранты», при всем к ним уважении, никак не выглядят продолжателями традиций харбинской или, на худой конец, поздней советской политической эмиграции. Да они и сами признают, что не уехали в некогда зловеще-безвозвратном смысле этого глагола, а, скорее, отъехали. Дай бог, на время.

Да, есть милитаристско-патриотическая риторика, есть так называемый «Народный фронт» со своим штабом и офицерами в форме и в штатском. Да, есть опасность, что последний бой за самодержавие будет жестким испытанием, и не все его выдержат. Особенно, если в ожидании падения цен на нефть правительство опустит рубль еще на несколько пунктов. Да, «отморозки» типа известных депутатов и безымянных опричников сделают все, чтобы затянуть якобы испокон века свойственную нам «русскую зиму». Но сильные духом должны выдержать и помочь не упасть духом слабым. Как выдержал один заключенный, который, как известно, в свое время никуда не уехал и готовится к выходу на свободу. «Русское лето», повторю, наступит раньше, чем полагают многие оппозиционно настроенные пессимисты. Даже если пессимисты совсем «отъедут». Как гласит дзенская поговорка, «холода пройдут, даже если монахи перестанут молиться».

Надеюсь, я ничьи религиозные чувства не задел?