June 2nd, 2013

Артемий Лебедев вынес «Фейсбуку» диагноз

На этой неделе основатель и владелец широко известной студии дизайна Артемий Лебедев опубликовал в своём «Живом Журнале» пост о печальном опыте взаимодействия с социальной сетью Facebook: «Некоторое время назад я начал эксперимент по дублированию записей из ЖЖ на Фейсбуке. Эксперимент печален. Половину кайфа на Фейсбуке просто нельзя сверстать. А что можно, там все убивается гипер*****ной системой каментов. Скажем просто — Фейсбуку на**ать на каменты. Он заточен под ржачную картинку, которая должна собрать лайки. Число лайков красиво заверстывается, на этом и все. Читать там каменты а тем более вести дискуссию нереально (гаже каменты сделаны только на Ютубе)». Ну, про этот аспект «Фейсбука» уже кто только не писал, и многие, надо сказать, вздохнули с облегчением, что теперь — ура, наконец-то! — не надо выдумывать никаких комментариев, а можно просто нажать одну кнопочку и пойти дальше. Этих многих, правда, немного печалило, что нет альтернативной кнопочки, с помощью которой можно выразить свою ненависть к опубликованному тексту или там картиночке. А если бы — мечтали эти люди — пост, набравший более определённого количества «минусов», автоматически удалялся вообще, вот это была бы настоящая демократия, всё как мы любим. Было такое, да, на заре знакомства наших блогеров с «Фейсбуком».

Так вот что дальше произошло между гражданином Лебедевым и «Фейсбуком». Он продублировал там, в числе прочих, пост под заголовком «ЛГБТ: теряюсь в вопросах», в котором перечислял эти самые вопросы. Начиная с общего: «А что вы думаете о лесбиянках, геях, бисексуалах и трансгендерах?», и, переходя к частностям, которые сформулированы с использованием значительного количества обсценной лексики, поэтому я не могу их, к сожалению, процитировать. И вот к чему это привело: «Фейсбук забанил этот пост (по доносу, очевидно). И лишил права постить посты на сутки. ОК, я написал после реабилитации другой пост, в котором выразил недоумение. И что вы думаете? Его тоже забанили. Но этот раз у меня нет права голоса на три дня». Вот сам пост про недоумение, скрин которого прилагается (с незначительными сокращениями): «С***ый Фейсбук забанил мой прошлый пост про гомосеков. Взяли и забанили. Причём, сказали, что это второе китайское предупреждение. Мол, если ещё раз на нашу голубятню вякнешь, аккаунт прикроем».

И вот какой диагноз поставил гражданин Лебедев «Фейсбуку» по итогам своего эксперимента: «Фейсбук банит молча, безапелляционно, без возможности обсудить причину, без права слова. Как советская тоталитарная машина. Как бездушная кафкианская бюрократическая масса. Сидят где-нибудь в колл-центре пятьсот роботов, которые принимают жалобы и, увидев слово „гомосек“, банят посты. Потому что согласно линии руководства можно быть толерантным только в одну сторону. Это примерно как с оскорблением чувств верующих, только по-американски. Гомосеки обижаются, что их чувства задеты».

В общем, беда пришла к блогерам. В «Фейсбуке» — Кафка и тоталитаризм, в «Твиттере» — 140 знаков, «Живой Журнал» работает в неделю три дня, и то, если повезёт. Что делать, куда податься и как нам всем дальше жить — совершенно непонятно. Впрочем, в комментариях один пользователь сообщает о сохранившихся кое-где островках свободы: «Я сижу систематически в испаноязычном ФБ и тут такое можно встретить — конец света. Мат на мате, п****ас на п*****асе, и все друг друга ненавидят».

Так что не отчаивайтесь, друзья. В конце концов, что там такого сложного в испанском языке? Русский же выучили как-то, значит, и тут справимся. Всё будет хорошо.

http://podfm.ru/goto/267b141

Дмитрий Серов: мы наступаем на те же самые грабли

Кузичев: Итак, друзья, сегодня у нас в гостях Дмитрий Олегович Серов — доктор исторических наук, заведующий кафедрой теории и истории государства и права Новосибирского государственного университета экономики и управления. Здравствуйте, Дмитрий Олегович.

Серов: Здравствуйте.

Кузичев: Ведут программу — программу «Наука 2.0», совместный проект радиостанции «Вести ФМ» и портала «Полит.ру», сегодня Борис Долгин и Анатолий Кузичев.

Долгин: Добрый день.

Кузичев: Димы нет сегодня с нами, но мы посчитали, что упустить Дмитрия Олеговича было бы... как ты сказал, Боря, красиво? Было бы преступно глупо — вот так сказал Борис.

Долгин: Да, да. Просто в обычной ситуации Дмитрий Олегович живет, как можно было понять из представления, в Новосибирске. Все-таки очень хотелось бы наших ученых, живущих в регионах, тоже представлять в нашей программе.

Кузичев: Что мы и делаем сейчас. Друзья, и у нас тема, вы знаете, ну, вы любите такие (я сейчас к слушателям нашим обращаюсь), посмотрите-ка: история российской коррупции. С картинками, друзья, с иллюстрациями, исторические, так сказать, истоки, необходимость существования в нынешнем своем виде и в нынешней, я не знаю как, инкарнации. Вот поговорим об этом в первой программе.

Долгин: Нет-нет, про современность-то я не знаю. Про историю.

Кузичев: Нет, ну история всегда дает основание что-то там про современность понимать, для того она и нужна. Нет разве? Ну, хорошо, Дмитрий Олегович, давайте.

Долгин: Ну вот давайте спросим.

Серов: История действительно крайне важна для современности, потому что без познания исторических корней, без познания каких-то исходных, ранних стадий развития какого-то явления невозможно ни понять его природу, ни спрогнозировать его дальнейшее развитие, ни принять меры к какой-то там корректировке, совершенствованию и так далее. То есть в этом плане, как это ни парадоксально звучит, но история, историческое знание обладает своими прогностическими возможностями. И грамотный учет исторического опыта и каких-то исторических традиций, он категорически необходим для законодателя с целью не допустить уже в современной ситуации каких-то просчетов, связанных вот с недооценкой исторического опыта и каких-то вот глубинных особенностей явлений современных.

«Интернет опасен для мозгов!»

Всему свое время собирать камни — и время разбрасывать камни. Время сажать — и время собирать урожай. Время испытывать восторженный энтузиазм — и время проживать разочарованный пессимизм. Время хвалить — и время ругать.
Все это в полной мере относится и к интернету. Долго ведущие сего подкаста интернет, как среду виртуального распространения своего творчества, хвалили. И вот теперь наконец пришла пора и поругать, по-баблевски смачно посетовать на его недостатки и по-макиавеллиевски коварно погрозить пальцем: мол, смотрите, юзеры! Не увлекайтесь онлайном! Не засоряйте свои мозги всяким, не приведи тьюринг, контентом! А то от них ничего не останется....
И это не совсем даже шутка сетевого, так сказать, юмора. В прошлом выпуске мы уже пафосно заявляли, уважаемые юзеры, что интернет выедает моСК. Особенно у тех, кто его слишком сильно любит. (Не мозг, ясен трафик, а инет:)) Теперь же мы наглядно, на пальцах и извилинах, объясняем, как и почему это происходит. Интернет подменяет реальное мышление погруженных в него юзеров виртуальным. И делает оное псевдо-мышлением, «липовым» или клиповым — называйте его, как угодно.
Так что, уважаемые слушатели, мы вас типа предупредили — будьте как бы бдительны! И помните: время слушать подкасты — и время осмыслять услышанное.

У микрофона:
Андрей Бархатов — журналист, продюсер, интернет-исследователь
Марк Сандомирский — Практикующий психотерапевт, тренер Института групповой и семейной психологии и психотерапии, член комитета по модальностям ОППЛя.

Realpolitik

На минувшей неделе бывшему госсекретарю США Генри Киссенджеру исполнилось 90 лет. Киссинджер — убежденный сторонник «Realpolitik». Насколько применимы его методы сегодня?

А также:
— о судьбе высочайшей вершины планеты
— о феминистках и мужских журналах
— о торговле звукозаписями сегодня и 40 лет назад