January 13th, 2013

Паноптикум Американской киноакадемии

Номинантов на ежегодную премию «Оскар» обсуждаем с киножурналистом Никитой Карцевым: какие фильмы получат статуэтки на 85-й церемонии и чем объясняется выбор академиков?

В программе:
— Странный набор фильмов в главной номинации.
— Станет ли «Линкольн» Стивена Спилберга главным триумфатором в этом году?
— Неожиданности списка: «Звери дикого юга» Бена Зайтлина, «Любовь» Михаэля Ханеке и отсутствие классиков.
— Выбор лучшей актрисы: о чем думали академики, выдвигая на премию девятилетнюю девочку?
— Лучший актер: четыре сильных претендента, а победит Брэдли Купер.
— «Skyfall» в исполнении Адель как главная песня «Оскара».
— Чем интересен новый фильм Квентина Тарантино «Джанго освобожденный».
— Особенности саундтрека «Джанго».

Бумажный век

На минувшей неделе газете Financial Times исполнилось 125 лет. Пользующаяся репутацией одной из самых серьезных газет в мире, FT без видимых усилий выживает в век интернета. Возможно, дело в консерватизме ее читателей, а может, слухи о кончине печатной прессы и профессиональной журналистики сильно преувеличены?

А также:
— о нашей зависимости от высоких технологий
— о предстоящих в этом году юбилеях
— и о творчестве Скотта Уокера

Кому и для чего нужны исторические подлоги? (Часть 1)

Одним абзацем изменить картину мира? Легко. Кому и для чего нужны исторические подлоги? О прошлом и его искажениях исторический обозреватель Андрей Светенко беседовал с историком Владимиром Козловым в программе «Уроки истории» на радио «Вести ФМ».

Светенко: У микрофона Андрей Светенко. Первый «Урок истории» в наступившем 2013 году. И для начала хочется затронуть такую тему, она и актуальная, и неисчерпаемая. Будем говорить мы о фальсификации исторических источников, то есть о создании никогда не существовавших документов или поправок к ним, то есть то, что как ни странно, само по себе сейчас тоже является историческим документом. В этом и суть, кстати говоря, работы историка, который, не просто прочитав семь книг, пишет восьмую и придумывает все, что ему там хочется, оправдывая или наоборот очерняя каких-то персонажей или события по-другому излагая, а изучает источники. В этом смысле история — точная наука. И лучшего специалиста для разговора на эту тему, наверное, найти нам было невозможно. У нас в гостях Владимир Козлов. Владимир Петрович, добрый день.

Козлов: Добрый день.

Светенко: Доктор исторических наук, профессор кафедры источниковедения РГГУ — Историко-архивного института, член-корреспондент Российской Академии наук, автор монографий и книг, посвященных как раз этой теме. Ну, одни сами по себе названия об этом говорят: «Тайны фальсификаций» и «Обманутая, но торжествующая Клио». Вообще вот эта вот тенденция, вот о чем мы будем говорить, о подлогах, ведь ясное дело, что всякого рода мошенники всегда чего-то подделывали — купчие там и прочие закладные, и грамоты, и это, так сказать, тоже часть жизни, часть истории.

Козлов: Да.

Светенко: С другой стороны, наверное, когда появляются вдруг неожиданно какие-то новые исторические документы, претендующие на сенсационность, там я не знаю, дневники Берии, завещание Петра Первого, так сказать, кто-то сразу в это окунается головой и начинает изучать и приветствовать, да? И вот в этом смысле вы, наверное, непосильный труд на себя взяли как-то это все систематизировать, да?

Козлов: Я думаю, что не непосильный, а неблагодарный, потому что разоблачать фантазии само по себе дело, мне кажется, не очень благодарное. Но с другой стороны, это и дело все-таки важное. Почему? Потому что, вот вы сказали, что есть фальсификации истории и есть фальсификации документальных исторических источников. Я думаю, что фальсификации истории как таковой в принципе не существует, потому что история — это такая наука или такая сфера человеческого познания, в которой, конечно, есть очень глубокий доказательный смысл и глубокая фактическая основа. Но в принципе история настолько связана с человеческим мышлением, с человеческим мировоззрением, что очень сложно, например, доказать. 1917 год. Большевики и коммунисты сегодняшние скажут, что Октябрьская революция — это великое событие в истории человечества. Антикоммунисты скажут, что это событие...

Светенко: Величайшая трагедия, там трагическая ошибка.

Козлов: Величайшая трагедия, понимаете? Извините, поэтому очень осторожно нужно относиться к термину «фальсификация истории». А вот фальсификация документальных и не только документальных исторических источников — это вещь очевиднейшая, это общественно значимое явление в истории человечества, вневременное и интернациональное.

Светенко: А потом, там есть на самом деле с чем работать. Потому что то, что вы сейчас про революцию сказали, это оценки — кому-то нравится, кому-то нет. И в этом смысле, конечно, к сожалению, вот от людей, которые вроде бы интересуются историей, но по-обывательски, вот приходится слышать такие отзывы: ну написали бы наконец какую-нибудь всеобщую краткую историю России, так сказать, и всё, и закрыли вопрос. То есть отлили лапшу в граните, повесили, так сказать, на уши на века, и всё.

Козлов: Да нет, процесс познания прошлого безграничен. И источники, на которых они основываются, неисчерпаемы пока.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Астропрогноз на 14 января 2013 года

Влился в новый коллектив. Особенно понравилась их традиция: любое замечание шефа считать тостом.

Изучать традиции, анализировать прошлое и готовиться к великим свершениям сегодня показано всем знакам зодиака. Подробные инструкции — в нашем подкасте.

Призрак Магнитского бродит по Европе

Швейцарская прокуратура заморозила некоторые банковские счета неназванных лиц и направила в разные банки запросы в рамках расследования дела Магнитского. В декабре прошлого года в США был принят «закон Магнитского», запрещающий въезд в страну россиянам, причастным к гибели аудитора. Аналогичных действий наиболее оптимистично настроенные аналитики ожидают и от Евросоюза. А в России тем временем граждане протестуют против встречной инициативы российских властей — «закона Димы Яковлева». В Кремле, похоже, призадумались... Или нет?

А также:
— о 150-ой годовщине лондонской «подземки»
— о проблеме изнасилований в Индии
— и о визите нашего обозревателя в самое высокое здание Лондона