August 19th, 2012

У Екатерины II не оставалось другого выхода

250 лет назад Екатерина свергла с трона своего мужа Петра Третьего. Чем императрица отличалась от своих предшественников? О недалеком супруге и далеких планах Екатерины Второй исторический обозреватель радио "Вести ФМ" Андрей Светенко беседовал с историком Александром Каменским.

Светенко: У микрофона Андрей Светенко. Здравствуйте. Приглашаю на "Урок истории". У нас сегодня в гостях профессор Александр Каменский. Добрый вечер, Александр Борисович.

Каменский: Добрый вечер.

Светенко: Я напомню, Александр Каменский - декан Высшей школы экономики, доктор исторических наук. На прошлой неделе мы начали разговор об одной из памятных, юбилейных дат этого года, воля ваша. 250 лет назад, в 1762 году, в результате переворота к власти пришла Екатерина Вторая, эпоха, больше даже чем веха, эпоха в истории России. Вот о Петре Третьем, ее муже, которого она свергла с престола, и о ней образца 1762 года мы сегодня и поговорим. Потому что вот с одной стороны, значит, переворот вроде назревает, да, вроде невозможно терпеть такого, так сказать, человека у власти, но все-таки надо на это как-то решиться, и это был какой-то рубикон внутриморальный для Екатерины, при всех ее качествах и воспитания, и так далее, и так далее, наверное, это был поступок. Вот чем она все-таки, что ее подвигло на такие действия?

Каменский: К моменту, собственно говоря, совершения переворота, я бы сказал, что у Екатерины уже выхода никакого не оставалось, потому что собственно ее будущее представлялось весьма и весьма, я бы сказал так, мягко говоря, неприятным. Примерно за месяц до переворота произошел очень характерный эпизод во время одного из обедов, на котором присутствовал двор практически весь, и по этикету Петр и Екатерина сидели на разных концах стола, да, длинного стола. И был предложен тост императорскую фамилию. И как полагалось, все присутствующие встали, Екатерина осталась сидеть. Петр послал одного из придворных на другой конец стола, чтобы спросить у нее, почему она не встала. Екатерина отвечала, что поскольку она принадлежит к императорской фамилии, то она и осталась сидеть. Посыльный вернулся к императору, передал ему ответ жены, и Петр через весь стол вот в присутствии двора крикнул: "Дура!" Екатерина заплакала, вскочила и выбежала. И по некоторым данным, якобы Петр Третий даже вот послал ей вдогонку кого-то с приказом ее арестовать. И только их общий родственник принц Георг Гауштинский уговорил императора этого не делать. То есть было понятно, что вот назревает, так сказать, конфликт. Петр везде открыто появлялся в обществе своей любовницы Елизаветы Воронцовой, он не скрывал того, что собирается на ней жениться.

Светенко: А Екатерина скрывала, не скрывала? Я понимаю, в газетах не писали, но все тоже знали уже.

Каменский: А Екатерина скрывала, безусловно, Екатерина скрывала свою беременность. И когда, даже вот есть такая версия, что вот известно, что когда умерла Елизавета Петровна, то Екатерина очень долго носила траур, чего Петр не делал, она долго носила траур. И вот некоторые историки полагают, что она это делала еще и потому, что траурные платья ей помогали лучше скрывать беременность.

Светенко: Но вот так немножко забежим вперед и скажем, что ребенок родился здоровым. Это вот был тот самый граф Бобринский потом, да?

Каменский: Да.

Светенко: А отцом этого графа Бобринского, незаконно рожденного, получается, сына был...

Каменский: Григорий Орлов.

Светенко: Григорий Орлов, да. Так вот Орлов и его братья, и вся эта компания блестящая из золотой петербургской молодежи, они же тоже под Богом ходят в этот момент, да?

Каменский: Конечно, конечно.

Светенко: Поэтому, значит, Екатерине есть на кого опереться.

У Екатерины II не оставалось другого выхода (Часть 2)

250 лет назад Екатерина свергла с трона своего мужа Петра Третьего. Чем императрица отличалась от своих предшественников? О недалеком супруге и далеких планах Екатерины Второй исторический обозреватель радио «Вести ФМ» Андрей Светенко беседовал с историком Александром Каменским.

Светенко: У микрофона Андрей Светенко. Здравствуйте. Приглашаю на «Урок истории». У нас сегодня в гостях профессор Александр Каменский. Добрый вечер, Александр Борисович.

Каменский: Добрый вечер.

Светенко: Я напомню, Александр Каменский — декан Высшей школы экономики, доктор исторических наук. На прошлой неделе мы начали разговор об одной из памятных, юбилейных дат этого года, воля ваша. 250 лет назад, в 1762 году, в результате переворота к власти пришла Екатерина Вторая, эпоха, больше даже чем веха, эпоха в истории России. Вот о Петре Третьем, ее муже, которого она свергла с престола, и о ней образца 1762 года мы сегодня и поговорим. Потому что вот с одной стороны, значит, переворот вроде назревает, да, вроде невозможно терпеть такого, так сказать, человека у власти, но все-таки надо на это как-то решиться, и это был какой-то рубикон внутриморальный для Екатерины, при всех ее качествах и воспитания, и так далее, и так далее, наверное, это был поступок. Вот чем она все-таки, что ее подвигло на такие действия?

Каменский: К моменту, собственно говоря, совершения переворота, я бы сказал, что у Екатерины уже выхода никакого не оставалось, потому что собственно ее будущее представлялось весьма и весьма, я бы сказал так, мягко говоря, неприятным. Примерно за месяц до переворота произошел очень характерный эпизод во время одного из обедов, на котором присутствовал двор практически весь, и по этикету Петр и Екатерина сидели на разных концах стола, да, длинного стола. И был предложен тост императорскую фамилию. И как полагалось, все присутствующие встали, Екатерина осталась сидеть. Петр послал одного из придворных на другой конец стола, чтобы спросить у нее, почему она не встала. Екатерина отвечала, что поскольку она принадлежит к императорской фамилии, то она и осталась сидеть. Посыльный вернулся к императору, передал ему ответ жены, и Петр через весь стол вот в присутствии двора крикнул: «Дура!» Екатерина заплакала, вскочила и выбежала. И по некоторым данным, якобы Петр Третий даже вот послал ей вдогонку кого-то с приказом ее арестовать. И только их общий родственник принц Георг Гауштинский уговорил императора этого не делать. То есть было понятно, что вот назревает, так сказать, конфликт. Петр везде открыто появлялся в обществе своей любовницы Елизаветы Воронцовой, он не скрывал того, что собирается на ней жениться.

Светенко: А Екатерина скрывала, не скрывала? Я понимаю, в газетах не писали, но все тоже знали уже.

Каменский: А Екатерина скрывала, безусловно, Екатерина скрывала свою беременность. И когда, даже вот есть такая версия, что вот известно, что когда умерла Елизавета Петровна, то Екатерина очень долго носила траур, чего Петр не делал, она долго носила траур. И вот некоторые историки полагают, что она это делала еще и потому, что траурные платья ей помогали лучше скрывать беременность.

Светенко: Но вот так немножко забежим вперед и скажем, что ребенок родился здоровым. Это вот был тот самый граф Бобринский потом, да?

Каменский: Да.

Светенко: А отцом этого графа Бобринского, незаконно рожденного, получается, сына был...

Каменский: Григорий Орлов.

Светенко: Григорий Орлов, да. Так вот Орлов и его братья, и вся эта компания блестящая из золотой петербургской молодежи, они же тоже под Богом ходят в этот момент, да?

Каменский: Конечно, конечно.

Светенко: Поэтому, значит, Екатерине есть на кого опереться.

Просвещенные европы вновь не удивили блогеров

На уходящей неделе во Франции произошли массовые беспорядки. Подробнее — Клава П. в рубрике «Обзор блогов» на радио «Вести ФМ».

На этой неделе, как все, наверное, в курсе, во Франции в очередной раз произошли массовые беспорядки. Опять полиция кого-то там не того арестовала, и, как это принято в настоящих демократиях, рассерженные горожане немедленно разнесли к чёртовой матери полгорода. Так-то ничего удивительного, конечно. В просвещённых европах нынче так принято. Так что никакого особенно резонанса эта тема не имела. Тем более, там даже не убили никого.

Отлично, тем не менее, выступил на заданную тему ЖЖ-юзер fuzzy_pig, опубликовав пост следующего содержания: «Вот, кстати, характерное отличие российских СМИ от коллег в других странах. Во Франции случились массовые беспорядки. Журналисты, естественно, рассказывают об этом, говорят о поводе, о причинах — отчуждение, безработица среди молодежи до 40%, целый пласт людей выкинут из жизни и т. п. Российский Newsru.Com прямолинеен и незамысловат: «Агрессивно настроенная толпа, состоящая в основном из иммигрантов, устроила во французском городе Амьен на севере страны массовые беспорядки».

Почему-то кажется, что пост не о характерном отличии российских СМИ от прочих, а о характерном отличии его автора от вменяемых людей. Ибо ни в одном сообщении наших информагентств и новостных сайтов, за исключением этого самого newsru.com, мне более не удалось найти ни единого слова о происхождении и национальности лиц, участвовавших в этом мероприятии.

Тем временем, у нас гражданское общество только начинает зарождаться, и этот процесс не может не вызывать живейшей реакции у представителей демократических стран. На этот раз в ряды борцов с кровавым режимом вписался не кто-нибудь, а сам Пол Маккартни, который опубликовал на своём сайте письмо в поддержку Pussy Riot. На это незамедлительно отреагировал в своём «Твиттере» певец Олег Газманов: «Жаль, великий музыкант это не всегда великий ум». И тут же на него напрыгнул в своём блоге актёр Станислав Садальский: «Ваенга, Валерия, а теперь и Газманов... — это великие умы?!».

Вообще, конечно, душераздирающее зрелище — деятели культуры и искусства, меряющиеся величием ума. На этом фоне не так плохо выглядел писатель Борис Акунин, призвавший всех через свой блог пойти поотсвечивать лицом к зданию суда в день оглашения приговора этим самым «Пусси».

Но самое лучшее — это комментарий пользователя 00elen к его посту: «А может, пошли все по ближайшим церквям и молитвенным домам тоже плясать? По всей стране? Всех небось не пересажают — места просто не хватит, да и бюджета тоже». Немного жаль, что писатель Борис Акунин не склонен беседовать со своими почитателями в комментариях, было бы интересно узнать, как он относится к подобной инициативе. Потому что не знаю, кто как, а я бы с удовольствием поглядела, как он пляшет в молитвенном доме, высоко вскидывая колени. Депутаты Гудковы тоже могли бы присоединиться, Людмила Алексеева неплохо бы смотрелась в танце. Мир бы содрогнулся от этакой волны протестной активности и режим немедленно пал.

http://lenta.ru/news/2012/08/14/pogromy/ http://fuzzy-pig.livejournal.com/44347.html http://www.newsru.com/world/15aug2012/amiens.html http://www.paulmccartney.com/web/guest;jsessionid=64060E75674D9C07A3DBD52834FC5C41.lr1PR# http://twitter.com/OlegGazmanov/statuses/236106471757197313 http://sadalskij.livejournal.com/860314.html http://borisakunin.livejournal.com/72429.html http://borisakunin.livejournal.com/72429.html?thread=30927597#t30927597

Война 1812 года: первые упоминания о Кутузове

19 августа. В этот день русские войска продолжили отступление — организованно, сохраняя боевые порядки. Подробнее — исторический обозреватель радио «Вести ФМ» Андрей Светенко в рубрике «Уроки истории».

Только знающий, опытный взгляд, мог разглядеть, какого труда и напряжения сил это стоит. Благо было кому не только бросить такой взгляд, но и вовремя вмешаться и справить положение. Таким человеком в русской армии был начальник главного штаба генерал Ермолов.

Вот как он описывает события этого дня: «Началось 19 число происшествиями памятными. Главнокомандующий, полагая, что войска, отступившие с вечера от Смоленска, успели отдалиться, удивлен был, найдя на прежнем месте весь корпус генерал-лейтенанта Багговута. Дурная проселочная дорога, худые переправы, ночь необычайно темная. Все это затрудняло передвижения артиллерии, войска еле двигались. И не было сомнения, что французы станут сильно нас преследовать».

Итак, положение становилось крайне опасным. И что же обнаруживает Ермолов, отправившись в ночную инспекцию? Обнаруживает капитана Сумского гусарского полка, который докладывает, что всего в трехстах шагах от того места, где они стоят, его атаковали французы, что он имеет много раненных, что бывшие с ним егеря из арьергарда генерала Горчакова отошли прежде чем пришла смена — отряд генерала Тучкова.

Приехав в ближайшую деревеньку, Ермолов обнаружил, что генерал Тучков-первый «весьма покойно ночует в этой деревеньке». Какие могут быть претензии к герою Бородинской битвы — генералу Тучкову-первому? Никаких. Да и Ермолов не совестит генерала. Смертельная усталость, а, может, кто знает, спокойствие и фатализм профессионала...

События этой ночи любопытны тем, что усилиями Ермолова была совершена редкая по тем временам операция — переброска пехоты на конных повозках к месту вражеского прорыва с удивительной быстротой. Причем, скорее интуитивно, чем зная наверняка, Ермолов указал место для концентрации сил нашего арьергарда. Это было то самое место, в которое днем собирались ударить французы, и место это, у сходящихся перед Дорогобужем дорог было вовремя занято и казаками генерала Карпова, и упомянутыми ранее Багговутом и Горчаковым, и, конечно же, проснувшимся Тучковым. Неприятель был остановлен.

События этого дня примечательны еще и тем, что в рассказах о нем впервые упоминается Кутузов. Ермолов сообщает, что предоставив реляцию о действиях арьергарда Барклаю де Толли, он получил от него приказание представить рапорт прямо на имя его светлости князя Голенищева-Кутузова. Любопытно, что произошло это еще до того, как войска узнали о назначении Михаила Илларионовича главнокомандующим русской армии.

Джулиан Ассанж и все-все-все...

Великобритания и Швеция подвергли резкой критике Эквадор за предоставление политического убежища Джулиану Ассанжу. Это решение лишь усугубило дипломатический скандал вокруг фигуры основателя Wikileaks. Тем временем в самом Эквадоре спешно созывают встречу представителей Союза южноамериканских наций, а на следующей неделе решать, как быть дальше, будут министры иностранных дел 23 стран-членов Организации американских государств. Сам же Ассандж по-прежнему не может покинуть территрию посольства Эквадора в Лондоне — на выходе его с нетерпением ожидают дружелюбные британские полицейские...

А также:

— о визите патриарха Кирилла в Польшу
— о процессе над ланкаширскими ведьмами и ценности показаний несовершеннолетних
— и о правилах развратного поведения королевского дома Англии

Гостья программы — историк Ирина Карацуба