podfmru (podfmru) wrote in podfm,
podfmru
podfmru
podfm

Ненависть к Керенскому выливалась в симпатию к большевикам

В этот день в 1917 году в Москве на Братском кладбище, в районе нынешней станции метро «Сокол», прошли похороны юнкеров и студентов, погибших в дни Октябрьского переворота. В отличие от Петрограда в Первопрестольной Революция оказалась кровавой. Бои шли в течение недели. Именно в память об этом событии родились бессмертные строки: «Я не знаю, зачем и кому это нужно, кто послал их на смерть недрожавшей рукой. Только так беспощадно, так зло и ненужно опустили их в Вечный Покой». В те дни непонятного было очень много, и не только далекому от политики Александру Вертинскому. На стороне большевиков — немалое число офицеров русской армии, на противоположной — вчерашние революционеры. В лице Александра Керенского.

Кстати, в тот день под Петроградом — в Пулкове — по совпадению произошло еще одно характерное событие. Провалилась попытка Керенского взять реванш за поражение. Он ведь не просто бежал из Зимнего дворца на машине американского посла. Прибыл в город Псков, где стоял кавалерийский корпус генерала Краснова. Начал агитировать войска идти на Петроград, свергать советскую власть. И тут произошла характерная сцена. Дежурный по штабу корпуса докладывает Керенскому, тот протягивает ему руку. Офицер продолжает стоять с правой рукой под козырек. «Поручик, я подаю вам руку». «Гражданин верховный главнокомандующий, я не могу ответить вам рукопожатием, я — корниловец». Такая вот фантасмагория. Просто в тот момент не было русских офицеров, которые бы не презирали Керенского как революционера и разрушителя русской армии. Керенскому удалось склонить на свою сторону только казаков и тех же юнкеров.

В Пулкове дорогу им преградили революционные матросы Балтфлота во главе с Дыбенко. Но сражаться особенно никто не хотел. Начались переговоры, во время которых Дыбенко предложил казакам «обменять Керенского на Ленина». Дескать, оба хороши. Потом будут говорить, что предложение было сделано «в шутку». Но шутка шуткой, однако Троцкий, находившийся в тот день на месте событий, поспешно приказал отвести ненадежных анархически настроенных матросов в тыл. Кто же тогда остановил Керенского и Краснова? Цитирую по телеграмме Троцкого в Совнарком: «Революционная Россия и советская власть вправе гордиться своим Пулковским отрядом, действующим под командой полковника Вальдена». Да-с, жандармский полковник Вальден. «Я до сих пор не понимаю, — напишет потом Троцкий в своих мемуарах, — что говорило в этом человеке, когда он шел воевать за нас. Этого быть не могло, чтобы он нам сочувствовал, скорее он просто ничего не понимал в том, что происходит. И ненависть к Керенскому была в нем настолько сильна, что это внушило ему симпатию к большевикам».

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments